Строения древних народов

Ибн-Халдун, еще один арабский автор, писал уже в XIV веке:
«Знай, что все строения древних народов возникни единственно благодаря ремесленной сноровке и слаженному труду множества рабочих. Лишь так могли быть построены эти памятники и здания. И потому нельзя считать, подобно непосвященным, будто В< с дело в том, что наши предки сильнее нас. Человеческие существа в ;>том отношении отличаются друг от друга не в такой мере, как ИХ памятникий постройки. Рассказчики воспользовались этим сюжетом н использовали • его, чтобы наполнить свои истории преувеличениями. Они не поняли, что только благодаря высшей общественной организации п ремесленной сноровке построены эти гигантские памятники, и интиму приписывали их создание силе и способностям,, которые, ПО их мнению, люди древности черпали из мощи своих тел, но это не так»
Создается впечатление, что арабские авторы знали о пирамидах больше европейцев. Поражает свидетельство Масуди о нержавеющем металле и гибком стекле, то есть пластмассе. Пластмасса стала известна столетия спустя после Масуди. Выходит, ЭТО еще ОДНО свидетельство в Пользу цивилизации до пирамид, той самой цивилизации атлантов, о которой рассказал Платон. Одним из величайших мудрецов древности был зодчий Имхотеп. Фараон Джосер (2780 2760 годы до нашей эры) сделал его своим верховным сановником и назначил начальником всех строительных работ. Кроме дворцов и храмов, Имхотеп сооружал гробницу еще живому фараону. По-видимому, его угнетала мысль, что будущая усыпальница Джосера теряется из виду, стоит отойти от нее на несколько сотен шагов. И тогда он увеличил размеры гробницы по вертикали. Воплощением идеи стало ступенчатое каменное сооружение высотой 60 метров, воздвигнутое на искусственной террасе.
Прошло несколько десятков лет, На берегу Нила в нынешнем Дашуре более чем на сто метров поднялась пирамида Снофру. Она уже имела классические очертания с ровными гранями. Д немного ниже по течению Нила (в Гизе) зодчий Хемиун воздвиг стосорокаметровую ' пирамиду фараона Хуфу (начало XXVII века до нашей эры), которого мы больше знаем как Хеопса. На постройку пирамиды пошло свыше 2 300 000 каменных блоков массой от 2,5 до 30 тонн.

Пирамида Хуфу и стоящие рядом пирамиды его преемников Хаф-ры (Хефрена) и Менкаура (МикеринаТ считаются первым из семи чу-
как капризные красавицы, не могли жить оез восторженных взглядов и , без попыток проникнуть в их тайну. В 642 году Египет завоевали арабы. Они увидели пирамиды, восхитились ими и сказали им лучший комплимент из тех, которые жаждут услышать женщины: «Все на свете страшится времени, время страшится пирамид». Они же связали, как мы уже знаем, строительство пирамид с потопом, то есть наметили линию Атлантида — Египет
Древние записи
Но еще раньше арабов римский историк Марцеллий упоминал о . древних записях, спрятанных египетскими жрецами: «Есть там, подземные переходы с извилистыми поворотами и тупиками, которые под строили в разных местах те мудрецы, которые предсказали наступление потопа. Таким способом они вознамерились сохранить память об их тайных церемониях
Возможно, в будущем будет открыта закономерность И в расположении пирамид и сфинкса, которая поможет действительно найти древние хранилища знаний.
Во второй книге «Истории» Геродот приоткрывает завесу над подшитыми масштабами событий во времени. \
египетские жрецы говорили о 345 статуях в Фивах. 345 поколений верховных жрецов — эта цифра свидетельствует о давности истории Египта. Геродот пишет, что Осирис появился за 15 тысяч лет до Амасиса, который правил в 570—527 годах до нашей эры.

Заявление жрецов о том,1 что отсчет времени ведется ими '■— наряду с важными записями во всех областях — в течение по крайней мере 10 тысяч лет, может вызвать недоумение. Но в Александрии было свыше полумиллиона манускриптов— этот факт косвенно подтверждает давность египетских хроник. Слишком уж внушительна цифра! Однако никому еще не удалось обнаружить ни одной книги, посвященной Атлантиде. Быть может, в будущем это случится. Тогда станет ясным вопрос и о становлении египетской культуры
Совсем недавно отсчет времени велся во многих странах от 5508 года до нашей.эры. Недавние находки археологов, обнаруживших древнейшие на планете рудники именно здесь, на земле Египта, отодвинули эту границу почти в незапамятное время.

Лабиринт был воздвигнут на берегу Мер ид ова озера, окруж- ность которого сравнима с длиной всей прибрежной полосы Египта. И это озеро было также произведением рук человеческих!
Но более всего Геродота. поразили пирамиды. Описания иХ;занижают в «Истории» семь глав. «Когда Нил затопляет страну,— пишет Геродот,— только одни лишь города возвышаются над водой, почти как острова, в нашем; Эгейском море. Ведь вся остальная египетская страна, кроме городов, превращается в море. Тогда плавают на судах уже не по руслу реки, а напрямик по равнине. Так, например, на пути из Навкратиса в Мемфис проезжают мимо самих пирамид».
Страбон из Понта (около 64 г. до нашей эры — 24 г. нашей эры) —последний европеец, посетивший пирамиды до начала нашей эрЫ. Он, подобно Геродоту, был великим путешественником. До нас дошли семнадцать книг его «Географии». «Одна из них только больше другой,— пишет он в «Географии», о большой пирамиде.— Наверху, примерно посредине между сторонами, находится камень, который можно вынимать. Если камень поднять, то открывается извилистый проход к гробнице».
Первым европейцем, спустившимся в гЛубь пирамиды, был Плиний Старший (23—79 годы нашей эры). В шестой книге «Естественной ; истории» он мимоходом замечает: «Внутри Великой пирамиды есть шахта восьмидесяти локтей в глубину, ведущая, как полагают, в реку». Кро^е того, Плиний первым рассказал и о Большом сфинксе: «Это удивительное художественное творение, но, как можно заметить, оно окружено молчанием, ибо местные жители почитают его божеством. Они верят, что под сфинксом погребен царь Хармаис, и полагают, что этот сфинкс доставлен сюда издалека. На самом же деле он вытесан из массивного камня, а лик у этого чудовища, несмотря на его обожествление, красный».
Плиний — реалист, он понимает тщету мнимого величия:
.«Итак, упомянем хотя бы вкратце о египетских пирамидах, об этих свидетельствах бессмысленного тщеславия и вызывающего богатства здешних царей. И вправду, как утверждают многие, к созданию их вели всего лишь следующие побуждения: либо стремление властителей не оставить свои сокровища наследникам или врагам, которые их растратят, либо намерение дать работу множеству людей. Это памятники безрассудной заносчивости строителей, и многие из них так и остались незавершенными»