Пирамиды Египта

Абд-аль-Лятиф в «Повествовании о Египте» сообщает:
Ш «Пирамиды построены из огромных камней от десяти до двадцати
сон произвел на властителя сильное впечатление, он никому о нем не рассказал, а в предчувствии ужасных событий созвал священнослужителей со. всех концов своей страны и тайно поведал им о виденном». Жрецы предсказали, что государство постигнет великое бедствие, но по прошествии многих лет земля снова будет приносить хлеб и финики. «Тоща властитель решил построить пирамиды,—
продолжает аль-Ма-суДи,— а пророчество священнослужителей повелел начертать на стол-бах. и больших каменных плитах. Во внутренних помещениях пирамид он укрыл клады и другие ценные вещи вместе с телами своих предшественников. Священнослужителям он приказал оставить там письменные свидетельства о его мудрости, о достижении наук и искусств. После чего велел построить подземные ходы до самых вод Нила. Все , помещения внутри пирамид он наполнил талисманами, идолами и другими чудодейственными предметами, а также записями, сделанными священнослужителями и содержащими все области знаний, названия и свойства лечебных растений, сведения, касающиеся счета и измерений, дабы сохранились они на пользу тем, кто сможет их разуметь"

Обратите внимание на то обстоятельство, что аль-Масуди, во-первых, указал на .ценную научную информацию, хранящуюся к пирамидах, во-вторых, раскрыл назначение этой информации. Ирид ли можно догадаться, кто этот Сурид, приказавший построить первую пирамиду.

Может быть, рассказ о метрополии атлантов перенесен в Египет, и здесь фараоны лишь подражали Суриду?
Далее аль-МасуДи описывает три величайшие пирамиды. Перед пирамидой Хуфу он увидел зал с колоннами, построенными и? каменных плит, соединенных свинцом, в пирамиде Хафры осмотрел тридцать помещений для священных символов и талисманов из сапфира, для оружия из нержавеющего металла и предметов из гибкого небьющегося стекла. В пирамиде Менкаура его поразили тела мертвых священнослужителей в саркофагах из черного гранита. Гидом с каждым лежала книга, в которую были занесены таинства его профессии и его деяния при жизни...
Продолжение текста аль-Масуди читается как научно фантастический роман: «Властитель назначил к каждой пирамиде по одному стражу. Стражем восточной пирамиды была статуя, высеченная из гранита, с оружием, напоминающим копье; на лбу ее был укрыт змей, готовый накинуться на всякого, кто приблизится, обвить его шею, задушить, а затем вернуться в свое прибежище. Страж западной пирамиды был из черного и белого оникса; он сидел на троне, вооруженный копьем, и метал искры из глаз; стоило кому-нибудь появиться у входа, как сразу раздавался глухой звук, и пришелец умирал. Другой пирамиде он определил в сторожи статую на постаменте, у которой была такая сила, что она могла сбить с ног и умертвить любого человека. По окончании строительства властитель отдал пирамидам В распоряжение живых духов и повелел, чтобы им приносили жертвы. 'Гак он воспрепятствовал появлению внутри пирамид посторонних, за исключением тех; которые по своему сану достойны получить па то соизволение...

дес света. Архитектурная идея Хемиуна звучит лаконично и просто. Сочетание грандиозности и предельно ясной четкости — характерная особенность его стиля. Хемиун освоил конструктивные и декоратив-
. ные возможности строительного камня. Колонны в обрамлении входов, дворов и залов сочетаются с полированными плоскостями горных пород. Граниты разных цветов, базальты, диориты, сливочно-желтый алебастр с бесконечным разнообразием игры прожилок стали средством великолепной декорировки, которая полностью соответствует об-' щему стилю. * - t *
. Египетские писцы не оставили нам технологий возведения пирамид. Имеются лишь лаконичные записи вроде рассказа Синухе: «Построили мне пирамиду из камня среди пирамид. Начальник над строителями размерил место для' постройки. Начальник над художниками писал изображения. Начальник над ваятелями работал резцом. Начальник над зодчими города Вечности следил за пирамидой». Здесь надо сказать, что Синухе был всего лишь сановником фараона Аменем-хета I (2000—1970 годы до нашей эры). После смерти патрона он бежал в Сирию, боясь погибнуть в междоусобице. После долгих лет эмиг-
| рации Синухе вернулся на родину, прощенный и обласканный новым фараоном. Таким образом пирамиды воздвигались не только фараонам («живым богам»), но и простым смертным.

Осталась легенда о фараоне Джосере и его первом сановнике Имхотепе. Фараон якобы спросил мудреца, какой ему воздвигнуть памятник своему правлению. Имхотеп ответил: «Начерти, государь, на земле квадрат и положи на него шесть миллионов неотесанных камней — они представят собой египетский народ. На этот слой положи шестьдесят тысяч обтесанных камней—это твои низшие служащие. Сверху положи шесть тысяч полированных камней — это высшие чиновники. На них положи шестьдесят камней, покрытых резьбой,-<-это твои ближайшие срветники и военачальники. А на самый верх водрузи один камень с золотым изображением солнца — это будешь ты сам». Так якобы возникла древнейшая ступенчатая пирамида, символ общественного устройства Древнего Египта. Памятник не только фараону, но и всему народу, построившему пирамиду. Однако это лишь легенда. Не следует ли искать истоки идеи в Атлантиде хотя бы потому, что ив Америке есть ступенчатые пирамиды?

Египтяне жили
среди пирамид тысячи лет и привыкли к ним, как к водам Нила. Геродот (484—425 годы до нашей эры) «отец истории», не полагался на древние легенды и рассказы очевидцев. Прежде чем написать девять книг своей «Истории», он обошел полсвета. Около 450 года до нашей эры он посетил Египет. Прошел от устья Нила до острова Элефантина близ Асуана. В те времена там находилась погр'а- ничная крепость. Ис'торик узнал и полюбил египетский народ. Ему нравились богобоязненность египтян, их трудолюбие и земледельческий талант. Более чем другие народы, египтяне сохраняют память о прошлйм своей земли, хорошо разбираются в ее истории. Геродот изумлялся обожествлению, в Египте животных и мумифицированию мертвых. Восхищали его громадные дворцы и в особенности тот, который включал почти три тысячи подземных и наземных помещений и полоктей высоты и такой же ширины. мо,осооенно восхищает удивительная тщательность^ с какой эти камни обтесаны и уложены. Плиты так хорошо пригнаны; что между ними нигде нель зя просунуть ни иголки, ни волоска. Соединены они ^строительным раствором слоем не толще листка бумаги; не знаю, что это за раствор, со< тав его мне совер-- щенно неизвестен. Камни покрыты древними письменами, которые нынче, уже никто не может прочесть. Во всем Египте я не встретил никого, кто бы сказал, что умеет читать это письмо или знает такого человека. Надписей тут великое множество, и если бы v кого-нибудь возникло желание переписать только те из них, что ВИДНЫ ни поверхности этих двух (самых больших) пирамид, он заполнил бы ими свыше десяти тысяч страниц».