День 9. Осколки разбитой мечты

Утром Ваня два раза ходил на рыбалку и во второй раз вернулся с добычей. Прямо как старик из известной сказки, закинул Ваня в первый раз невод, и пришел невод с тиною морскою; закинул он во второй раз невод, и вытянул двух окуней 320 и 500 гр. и щуку 1150 гр...
Разбудил он меня просьбой дать ему фотоаппарат. Пока он чистил и разделывал на филе рыбу, я оделась и умылась.
Ваня пожарил рыбу прямо в котелке, в масле. Вначале филе окуня, нарезанное на мелкие кусочки, а потом щуку. Окунь получился очень нежным, буквально таял во рту, прожарился хорошо, оттого кусочки разваливались в кашу, но оторваться было невозможно. Щука вышла покрепче, мясо у нее потверже, оттого не разваливалось, вкус у нее был более выраженный, яркий. Не считаю себя особым ценителем речной рыбы, но получилось изумительно вкусно.
  и вытянул двух окуней 320 и 500 гр. и щуку 1150 гр
После мытья посуды уставший Ваня ушел в палатку спать, а я вернулась к костру кипятить воду для чая. Было солнечно, тепло и безветренно. По тропинке ползали муравьи, сосредоточенно таскали косточки от рыбы, которые мы бросали неподалеку, иногда даже дрались за них. На стоянку неподалеку от нашей приехали рыбаки, побродили вокруг, удивились одиноко сидящей девушке... Вскоре из палатки появился Ваня, они перебросились несколькими фразами, и, прознав, что здесь должен ловиться хариус, Ваня воодушевился. И, несмотря на надвигающиеся тучи, пошел ловить хариуса. С нахлыстом. Дождь, правда, так и не пошел. Я же осталась в палатке вязать и добивать свое многострадальное плечо.
Когда Ваня вернулся, вся мировая скорбь была на его лице. Он мне пожаловался на свою несчастливую рыбацкую долю. У него, видите ли, прямо возле ног сошел килограммовый хариус. Мечта его вальяжно уплыла, махнув на прощание хвостом. Таким печальным я его давненько не видела. Весь вечер он этой своей печалью проедал мне плешь, жалобно вздыхал и грустно смотрел вдаль. Или ожидал увидеть на горизонте алые паруса, или лелеял нежные мечты о красных плавниках.
Мы поужинали и легли спать, но отчего-то я долго не могла заснуть. Вначале я решила скоротать время за вязанием, а потом, когда порядком стемнело, отложила рукоделие и просто ворочалась, пока, наконец, не удалось заснуть.