День 13. Всякая погода – благодать. Отъезд

У природы нет плохой погоды... Как бы ни был талантлив Эльдар Рязанов, автор этой всем известной песни, в данный момент я вспоминала его отнюдь не лестно, желая ему оказаться на нашем месте и на своей шкуре проверить, что все-таки есть плохая погода. Дождь лил с ночи. И прекращаться, по-видимому, не собирался. Мы уже смирились с тем, что домой везти нам придется мокрую палатку. Ваня сидел у костра нахохлившись, я же собирала вещи в дорогу. Я настояла на том, чтобы все-таки позавтракать, и была крайне рада этому в дальнейшем. А пока мы сидели под тентом, оценивая весь масштаб погодной трагедии.
Дождь еще накрапывал, когда мы после полудня выходили в путь. Нам предстояло добраться до станции Ледмозеро к поезду, но точного расстояния до нее мы не помнили, поэтому решено было выйти пораньше, чтобы времени было с запасом. Мы рассчитывали километров на десять. Оказалось, что меньше. Байдарку Ваня у меня все же забрал к себе в рюкзак, поскольку я накануне задурила ему голову, что у меня болит спина после наших скитаний. Останавливались мы через каждых пару километров, отдыхали: я - закрутившись в дождевик, Ваня - бегая по рельсам от мошек. Всю дорогу моросил дождь, да и трава вдоль колеи вся была в росе, поэтому до станции мы доползли мокрые по колено. Обувь нещадно промокла, джинсы что у меня, что у Вани доживали последние дни. Кеды мои, прошедшие Карпаты и прошлый пеший поход по Карелии, тоже решили уйти на покой, но я таки дошла в них до Ледмозера.
Дошли мы быстрее, чем предполагали, хотя я и так вымоталась. На подходе уже поняла, что, видимо, рюкзак у меня огружен неудачно, и правое плечо сперва начало ныть, а потом и вовсе как-то болезненно неметь. В итоге по приходе на станцию я была похожа на мокрую подбитую собаку. Ближайший магазин оказался закрыт, как и касса вместе с залом ожидания. Мы устроились на автобусной остановке, благо там хотя бы крыша и лавочка имелись. По дороге вальяжно, с чувством собственного достоинства ходили коровы, позвякивая огромными бубенцами, висевшими на шее. Одну из них, самую любознательную, даже пришлось отогнать, так как она очень уверенно направилась к нам на остановку. Местный туалет меня малость напугал. Уличный такой туалет, сложенный из кирпича, на крыше проросли березки и мох. Внутри было темно и жутко, и заглядывать туда я хотя бы без топора не решилась. Решила все свое носить с собой, хотя бы до поезда. Все-таки хорошо быть мужчиной, удобно…
Ваня ушел на поиски магазина, а в это время к остановке подъехал микроавтобус, и из него полезли туристы. Как грибы после дождя. Человек девять. А потом и их рюкзаки показались – здоровые, и до чего ж много! Уже не в первый раз за этот поход на одиноко стоящую меня неожиданно, как снег на голову, сваливаются мужики. И эти тоже очень удивились, увидев меня.
В компании, помимо означенных мужиков, были женщины и мальчик, который изначально меня дичился, но потом мы раззнакомились, а в поезде уже были не разлей вода. Компания шла на катамаранах по Чирко-Кеми, а теперь собиралась на другую реку, запланированную далее на маршруте. И пришлось им сюда добираться еще дальше, чем нам, - аж с Урала! Вот это целеустремленность…
Рядом с этой компанией мы и дождались поезда. В поезд мы садились вместе, произведя там страшную суматоху и беспокойство, долго раскладывая огромные рюкзаки, сумки, пакеты по полкам. Утром господа туристы продолжили свое путешествие, а мы, пожелав им удачи, поехали дальше, восвояси.
В прошлый наш поход, уезжая из Ледмозера, я скрежетала зубами, глядя на пейзажи за окном, не желая уезжать. Аж сердце сжималось. Зато в этот раз – погода ли виновата, переутомление или же почти семь часов ожидания поезда на станции в мокрой обуви – я хотела в горячий душ и в теплую мягкую постельку. И о том, чтобы остаться, помышляла разве что с содроганием. Тем не менее, я чувствовала себя не просто уставшей, а как-то благородно уставшей. То есть уставшей и в то же время отдохнувшей, душой. И как будто постаревшей. Отяжелевшей, разбитой, но вполне себе довольной.
И, несмотря на все перипетии, и на то, что у нас испортилась карта памяти и половину фотографий восстановить не удалось; и на то, что еще несколько недель у меня ныла поясница; и на то, что бледные, в синяках и расчесанных комариных укусах ноги мои не позволят мне еще долго надеть юбку, я была счастлива. Наверное, только те, кто туристы душой, могут устать, вымокнуть, изголодаться, вытерпеть все сорта лишений – и при этом говорить, что они отдохнули на славу. А может, так и должно быть?

 

Наша байдарка на озере Нюк