День 2. По морям по океанам…

Первым, что я услышала утром, открыв глаза, был свист спиннинга, которым Ваня вновь пытался что-нибудь поймать. Под утро сон мой стал беспокойным и прерывистым, но я упорно пыталась доспать до победного конца. Я выползла из палатки, умылась и решила в кои-то веки сама завтрак приготовить. Кулинар из меня не особо хороший, но я тешила себя надеждой до последнего. Ваня, наверное, тоже. Это самое "последнее" не заставило себя ждать. Как вообще можно испортить манку? - и многие другие вопросы я готова осветить в отдельной рубрике. Манка чудесным образом превратилась в суп, поскольку для заранее приготовленной упаковочки в 100 гр. воды оказалось слишком много, на что я, разумеется, вовремя внимания не обратила. Тем не менее, манный суп со сгущенкой получился на диво вкусным, что частично окупило мою кулинарную непроходимость.
Решив не тянуть кота за сверкающие части тела, мы выплыли в путь сразу после завтрака. Немного поблудив среди островов, мы, наконец, разобрались в направлениях и направились к реке, соединяющей Кимасозеро и озеро Нюк. Изначально мы собирались подольше поплавать по Кимасу, но, как отметил Ваня, берега здесь были достаточно низкими и неудобными, и искать место для ночевки приходилось довольно долго и трудно. Посему мы отправились к Нюку, по берегам которого ютится много диких пляжей. Но для начала нам необходимо было пройти реку, соединяющую озера. Пока мы отплывали от нашей стоянки, неподалеку возле островов кружила моторка, а на подходе к реке обнаружились и вовсе оживленные места. Рыбаки на лодках, водные скутеры, домики по берегам... В общем, курортная зона, что сказать. Видимо, такие, как мы, заплывали туда нечасто, так как первый же "водный байкер", подлетев к нам на расстояние метров в пять, начал кричать, какие же мы молодцы.
- Можно я в него веслом запущу? - буркнула я Ване, вальяжно раскачиваясь на высокой волне от скутера, которая едва не снесла нас в заросли. - Мы же стараниями этого гения перевернемся.
- За что ты его так? - философски подойдя к ситуации, ответил Ваня. - Вдруг это уже десятый капризный ребенок за сегодня, которого он катает? А тут он видит - люди на байдарке плывут. САМИ плывут. Как не похвалить?
Спорить я не стала, немного поворчала себе под нос, но совместными усилиями мы все же постарались побыстрее пройти этот шумный участок пути.
Но вскоре стало еще шумнее: впереди были пороги. Мы, конечно, заранее решили, что их будем обносить по берегу, но при виде Логикоски у меня мелькнуло странное желание его пройти. Правда, здравый ум победил, и я мыслишку эту постыдную быстро отогнала. Все же лучше по берегу с сумками на горбу, но с сухими вещами и целыми шеями. Мы постояли на правом берегу, не доходя до порога, я, как всегда, фотографировала, Ваня первым делом забросил спиннинг, но несолоно хлебавши решил идти дальше.
  впереди были пороги
А потом я увидела порог во всей его силе и красе с берега. Желание проходить перекаты это зрелище мне отбило раз и навсегда! Все-таки милые камушки в начале переката и эта бочка в середине, когда от шума воды не слышно человеческого крика на расстоянии нескольких метров, - разные вещи. Инстинкт самосохранения где-то внутри слал хвалы небесам, что у хозяйки хватило мозгов не лезть в порог. Тут же пришло понимание, почему лучше не соваться в незнакомую воду, тем более в одиночку.
  Порог оказался немаленьким, длинным, и на протяжении его пришлось тянуть байдарку и вещи по берегу
Порог оказался немаленьким, длинным, и на протяжении его пришлось тянуть байдарку и вещи по берегу, поросшему довольно неприятным густым подлеском. Тропа, протоптанная вдоль берега, погоды нам не сделала, но мы все же дошли до конца порога и присели отдохнуть. На противоположном берегу стояли рыбаки, невозмутимо помахивая поплавочными удочками. Ваня посмотрел на сие безобразие, надел вейдерсы и полез с нахлыстом в середину струи. Если бы я была зверем, то в моменты, когда Ваня едва не оступался на камнях, я бы прижимала уши и пригибалась к земле. А так реагировала как могла: взвизгивала и махала руками. Но Ваня уверенно шел вперед и ужаса в моих светлых очах не видел.
Рыбалка его несказанно порадовала и привела в прекрасное расположение духа. Еще бы: с каждым забросом он вытаскивал пусть и небольшого, с ладошку, но окушка. Один раз даже подцепил оного зверя, когда просто леску выматывал. Зато рыбаки на противоположном берегу смотрели на него с некоторым недоверием и замешательством, даже собирались в группки, что-о обсуждая. Так казалось, пока я очки не надела. Потом оказалось, что там просто рыбачит семья.
  рыбаки на противоположном берегу смотрели на него с некоторым недоверием и замешательством
А Ваня был счастлив. В кои-то веки рыба! Клюет, жадно заглатывая его мушек, нимф, сухариков... Надолго запомнился ему этот порог с окунями, замечательно проведенное время, о котором он, правда, вначале жалел, поскольку эта его страсть задержала нас в том месте надолго, и приплыли мы к стоянке уже поздно вечером. Но пока он был счастлив, и мы, решив не готовить обед и перекусив сухариками, поплыли дальше. Впереди виднелся мост, а точнее, там их было два - автомобильный и следом за ним сразу железнодорожный. Перед мостами обнаружился еще один порог, притом серьезный, поскольку река перед мостом резко сужалась, и вода в центре потока будто в спираль закручивалась. Особенно это зрелище было пугающим, если смотреть сверху, с моста. Вновь пришлось порог обносить, он тоже оказался длинным, да и через мосты пришлось переносить вещи.
  река перед мостом резко сужалась, и вода в центре потока будто в спираль закручивалась
Мы хотели сразу и третий порог обнести, воспользовавшись полузаросшей дорогой через лес, которая была отмечена на карте, но, пройдя около половины нужного пути по этой дороге, мы уперлись в болото. Делать нечего, пришлось возвращаться. Настроение ухудшалось. Вернувшись к мосту, мы вышли к берегу и до следующего порога решили плыть. На берегу встретили уезжавшую компанию, которая предложила нам остаться на их месте, благо там были лавочки и столик, но Ваня решил, взяв этот вариант на заметку, все же плыть дальше. Там же, с этой общительной компанией, мы встретили не менее общительного зверя, которого в узких кругах окрестили карельским медведем.
  Зверь по-хозяйски облаял нас и отпустил в дальний путь
Зверь по-хозяйски облаял нас и отпустил в дальний путь.
Река за мостом значительно расширялась и становилась намного мельче, о дно лодки шуршали водоросли, кое-где торчали камни. В месте, где река снова сужалась, обнаружился небольшой порог Вегарайни, и, поскольку он не казался опасным, а обойти его по берегу, да и в целом пристать в этом месте к берегу, было проблематично, порог мы прошли вплавь. Предварительно я, конечно, попыталась устроить истерику, но не очень старалась. В итоге свой первый порог я прошла вцепившись в весло мертвой хваткой, до белизны кулаков, упершись ногами в борта и тихонько матерясь.
Следующий и последний порог, Сигакошки, показался почти сразу. Его-то мы все-таки обнесли, но впереди белело что-то странное, и мы уже боялись каких-нибудь неожиданных плотин или мостов на пути, но местные рыбаки нас заверили, что страшного ничего нет, там просто рыбоводческое хозяйство, которое без проблем можно обогнуть на лодке, что мы и сделали. Там же мы встретили моторку с весьма милым мохнатым пассажиром на носу. Пес внимательно разглядывал нас, принюхивался. Мужчина в лодке тоже косил на нас лиловым глазом, видимо, все же зрелище мы представляли непривычное для местных жителей и завсегдатаев.
  рыбоводческое хозяйство
Вскоре мы вышли в Нюк. Солнце уже садилось, когда мы решили остановиться на ночь на одно из островков на входе в Нюк. На карте Вани он отмечен не был, на этом месте значилось мелководье. На мелководье это никак не тянуло, хотя берег и был довольно низким, но сухим, поросшим березами и осинами. Сухие березки, обильно возвышающиеся возле берега, еще походили на живые, но внутри уже сгнили и ломались от одного удара, даже достаточно толстые. Лесок же был светлым, с небольшим у берега, но к центру острова довольно густым подлеском.
  берег был довольно низким, но сухим, поросшим березами и осинами
Идеального места для палатки мы не нашли, всюду торчали корни, незаметные на первый взгляд, но весьма ощутимые пятой точкой; радовались хотя бы тому, что шишек не было. Начинало смеркаться, и мы поторопились с палаткой и разведением костра. Гнилые березы горели неохотно, вода закипала долго, и мы, не тратя зря времени, пошли купаться. Небо затягивалось темными тучками, усилился ветер, и я проклинала себя и все живое, стоя по колено в ледяной воде и пытаясь помыться. Дно было илистое, и невозможно было сделать шаг, чтобы не поднять муть в воде. С горем пополам мы справились и с купанием, затем приготовили суп. Ваня натянул тент возле костра, ожидая ночного дождя. Уже стемнело, когда мы, едва живые, ложились спать. Уже засыпая, я услышала, как начали стучать по палатке первые капли дождя.
Маршрут от озера Лехтосари до озера Вилесари