День 1. Черничный рай

Момент, когда стал меняться пейзаж за окном, я проспала. Проснулась, по сути, уже в Карелии. На станции Кимасозеро, явившейся конечным пунктом нашего железнодорожного и начальным пунктом нашего водно-пешего пути, мы были в 9 утра. Используя карты генштаба, которые Ваня так нахваливал, мы отправились в сторону озера Наутехъярви (таковое название его имелось в тех же картах Генштаба на loadmap.net, в гугл-картах же оно именуется не менее эпично - Науц-ярви).
  Используя карты генштаба, мы отправились в сторону озера Наутехъярви
Явившись в Карелию, мы сразу познали здешнюю справедливость. Вышли к автобусной станции, на которой так и было большими буквами написано: СПРАВЕДЛИВОСТЬ. Спорить не стали, отправились по наезженной лесной дороге вглубь леса и вскоре нашли тропинку к озеру. Кося лиловым глазом на черничник, я следовала за Ваней по тропе, и нашему взору открылось озеро.

  Вышли к автобусной станции, на которой так и было большими буквами написано: СПРАВЕДЛИВОСТЬ
Да, в Карелии, как ни странно, много приезжих из озерных краев, из мест с чудесной природой, которые готовы променять отдых в своих краях на незабываемые пейзажи Карелии. По крайней мере, для профилактики.
Мы перепаковали вещи для сплава, надули байдарку... Точнее, не мы, а Ваня, я же самоотверженно фотографировала пейзажи и ела чернику. Отправив истосковавшимся родственникам сообщения, мы вышли на воду. Сразу мне напомнили о тяжкой женской доле звучным баритоном с хвоста байдарки:
«Из-за острова на стрежень,
На простор речной волны
Выплывают расписные
Острогрудые челны…»
Петляя между островками, которых было достаточно много посреди Наутехъярви, мы вскоре выплыли к насыпной дороге, через которую пришлось переносить байдарку со всеми нашими пожитками, чтобы продолжить путь. Кое-как справившись с этой задачей, на этот раз совместными усилиями, мы двинулись дальше. Мы направлялись к ручью, который, судя по карте, должен соединять это озеро с Кимасозером. По дороге нам встретился мостик, под которым мы со скрипом, но сумели-таки проплыть, пригнувшись к самой байдарке. Ручей мы действительно нашли, хотя по этому поводу изначально имелись некоторые опасения, связанные, в частности, с самим фактом существования в данный момент этого ручья.
Мы направлялись к ручью, который, судя по карте, должен соединять это озеро с Кимасозером  
Ручей - не такой уж и ручей, а наша среднестатистическая речка-переплюйка с живописным леском по берегам, хотя и мелкая (вода кое-где едва доходила до икр), но на излучинах встречались, судя по всему, довольно глубокие ямы. Кроме того, в ручье было много коряг и топляков, но нам удалось их безболезненно минуть. На мелководье Ваня позакидывал спиннинг, однако первый улов пришел к нему при ловле с лодки. Окуни в ручье оказались темными, почти как болотные, красивыми, блестящими.
Окуни в ручье оказались темными, почти как болотные, красивыми, блестящими  
Не увлекаясь мелкими окушками и предчувствуя в дальнейшем грандиозную рыбалку, мы двинулись дальше и вскоре достигли Кимасозера, однако нам пришлось еще раз переносить байдарку через дорогу.
И вот мы в Кимасозере. Плывем. Берега красивые, будто специально камнями по краю вымощенные. Живописные деревья не только отражаются в воде, но и торчат из этой самой воды, не подпуская к берегам.
Живописные деревья не только отражаются в воде, но и торчат из этой самой воды, не подпуская к берегам  
Тем не менее, время подошло к обеду, и нам пришлось сделать стоянку для обеда. Когда мы вышли на высокий, уходящий вверх моховой подстилкой берег, я напрочь забыла об обеде. Казалось, черничник, перемежающийся с багульником, уходит в небо и не заканчивается. Обезумевшей антилопой я бросилась в черничник и не вылезала из него, пока несчастный Ваня, которому пришлось занять место у "плиты", не приготовил обед. Но и ему жаловаться не приходилось, ему я тоже набрала крупных спелых ягод. В такие минуты проявляется моя ягодная мания: даже если ягод больше не нужно, даже если смотреть на них уже не можешь, даже если жевать их уже нечем и если только пять минут назад у меня случилось от них расстройство желудка, мне все равно нужно собрать их. Ну они ведь так заманчиво выглядывают из листвы, будто подмигивают, флиртуют. Удержаться не получается.
Таких высоких берегов на Кимасозере оказалось не так уж много, однако останавливаться здесь надолго мы не собирались. Пообедав и набравшись сил, мы отчалили.
Долго ли, коротко ли... В общем, миновав много удачных и не очень удачных мест, мы выплыли к скоплению островов, среди них ища убежище от поднявшегося ветра и место на ночлег. Однако островки были достаточно болотистыми, с неудобными подходами к воде. Наконец мы остановились в тихом, укрытом от ветра заливчике одного из островков с подветренной стороны. Берега, окаймленные валунами, выглядели весьма живописно, хоть и были не слишком удобными для выхода к воде.
  Берега, окаймленные валунами, выглядели весьма живописно
Та же мшистая подстилка, черничник и багульник, что и на прошлой стоянке, однако в этом черничнике ягод очень мало. Отъевшись черники на прошлой стоянке, я не придала этому большого значения. Зато по берегам обильно росла голубика, и я решила, что смогу довольствоваться этим. Ванина замечательная карта указывала, что мы находимся на острове Лехтосари. Разобравшись с вещами и поставив палатку, мы приступили к приготовлению ужина. Усталость давала о себе знать. Несмотря на это, мы попытались еще половить рыбу, правда, безрезультатно, а также постирать вещи и, скача по неустойчивым камням, даже помыться. Обратили внимание, что здесь, как и в предыдущих местах, хорошо брал Мегафон, хотя мы и были в лесу. Легли спать мы вскоре после захода солнца и сразу уснули. Здесь бессонницы все же мучают нечасто.

Маршрут на остров Лехтосари от станции Кимасозеро