ВЕЧНОЕ ДЫХАНИЕ ДАО

Реальные успехи практики акупунктуры — иглоукалывания заставили медиков серьезнее отнестись и к теоретическим основам восточной медицины.

Особый интерес специалистов привлекает китайская медицинская традиция.
Основная ее тенденция — «организмический натурализм». Это качество мышления вытекло из мироощущения, восприятия человеком самого себя как некой грани целостного вселенского организма. «Организмическому» мироощущению свойственно нерасчлененное восприятие личности, в которой физическое тело и духовная суть составляют единое целое. Тем же качеством мышления обусловлено особое отношение к чувственным ощущениям, проявляющееся в теоретических построениях. «Вкусы», запахи, звуки воспринимаются как в равной степени принадлежащие внешней среде и внутренней. Например, жар, сухость, холод — ощутимые внешние факторы,— попадаяточной Азии идею подобия космоса, общества и человека, или сущностного единства всех структур Вселенной.

Такое единство выражено в понятии Дао — «Путь» Вселенной, всех заключенных в ней вещей и существ. При всем многообразии философской мысли в Китае в целом Дао понималось как некий интеграл мировых закономерностей и процесс их действия. Общим даже для конкурирующих философских течений оставался мотив пагубности несоблюдения законов Дао, единых для человека и мира.

Категория Дао нашла воплощение своего единства в понятии ци — «пневма», универсальный наполнитель и строительный материал Вселенной. Термин цигун, собственно, и означает «работа с пневмой». Характер этой «работы» обусловлен представлениями о сущности и функциях ци.

Предполагаемый аналог ци — индийское понятие праточной Азии идею подобия космоса, общества и человека, или сущностного единства всех структур Вселенной.

Такое единство выражено в понятии Дао — «Путь» Вселенной, всех заключенных в ней вещей и существ. При всем многообразии философской мысли в Китае в целом Дао понималось как некий интеграл мировых закономерностей и процесс их действия. Общим даже для конкурирующих философских течений оставался мотив пагубности несоблюдения законов Дао, единых для человека и мира.

Категория Дао нашла воплощение своего единства в понятии ци — «пневма», универсальный наполнитель и строительный материал Вселенной. Термин цигун, собственно, и означает «работа с пневмой». Характер этой «работы» обусловлен представлениями о сущности и функциях ци.

Предполагаемый аналог ци — индийское понятие пра-внутрь тела, становятся внутренними ощущениями и внутренними патогенными факторами. Они могут возникать и собственно в организме из-за нарушения деятельности его систем и удаляться из него, вновь становясь внешними факторами.

Эту особенность мировосприятия, вышедшего на теоретический уровень, удачно интерпретировал канадский специалист по китайской медицине П. Будон. По его меткому сравнению, человек и Вселенная в китайской традиции рассматриваются как некие стороны кольца Мёбиуса. Его хрестоматийная модель — разрезанная и склеенная с концов противоположными сторонами бумажная лента: лицевая сторона при этом становится одновременно изнаночной (рис. 1), внешнее — продолжением внутреннего и наоборот. «Кольцо Мёбиуса» хорошо кое» «Великого предела» зарождается противоположное начало — «движение», «Великий предел» рождает силы инь и ян, которые в свою очередь начинают бесконечно делиться на противоположности. Это подразумевает наличие одной противоположности в другой, переход «дошедшей до предела» силы инь или ян в свою противоположность, т. е. взаимное «порождение» и взаимное «преодоление», взаимообусловленность этих сил в мировом процессе. Инь и ян реализуются в нем в бесконечном ряду оппозиционных качеств, свойств, вещей и явлений: женское — мужское, темное — светлое, Луна — Солнце, Север — Юг, холодное — горячее, скверное — благое, движение — покой, внутреннее — внешнее, воинственность — культура, пороки — добродетели, наказания — награды и т. д., которые и соотносятся по законам взаимодействия инь и ян. В ходе развертывания мировых трансформаций «пневма», сгущаясь и рассеиваясь, оформляется в вещи. При этом «дух» — шэнь обеспечивает функционирование тонких, «духовных» субстанций, а «семя» — цзин — «порождение» вещей. Оба этих первоначала могут трактоваться как результаты «утончения» ци и проявляются в виде «духовной пневмы» (шэнь ци) и «семенной пневмы» (цзин ци). Причем «семенная пневма» считается условием порождения «духовной». Различные виды «пневмы» непрерывно взаимодействуют, а ее гармоническая «изначальность»на, «космическая энергия», проявление «дыхания космоса». Примечательно, что в некоторых средневековых китайских текстах ци тоже трактуется как «дыхание». Однако прана, вероятно, может быть отождествлена только с одной из ипостасей «пневмы» — «изначальной», юань ци. Уже в последние века до н. э. отчетливо определилась трактовка «изначальной пневмы» как первосубстанции мирового закона Дао. Примерно в III в. до н. э. категория Дао была отождествлена с понятием Тайцзи — «Великий предел». Оно означало некое «предельное» состояние бытия и небытия одновременно, из которого начинается развертывание мирового процесса. Идея подобия человека и космоса обусловила толкование момента зачатия — слияния в «одно» мужского и женского начал — как старта развития нового организма из «Великого предела».

Процесс развития и космоса, и личности-тела, согласно схеме, ставшей общепринятой (с теми или иными различиями в трактовках) во II тысячилетии н. э., выглядит в общих чертах следующим образом.

Заключенная в «Великом пределе» и воплощающая его «изначальная пневма» представляет собой нерасчленимое единство трех «смешанных начал» — хунь юань: «духа» — шэнь, «семени» — цзин и собственно «пневмы» — ци. В «Великом пределе» соединены также полярные мировы внешней ци, накапливаются различными его системами и служат для образования внутреннего аналога юань ци — так называемой «истинной пневмы», чжэнь ци. В широком смысле под этим понятием часто подразумевается вселенская «изначальная пневма». В более узком — совокупность здоровых жизненных сил организма, собственно «жизненная энергия». «Истинная пневма» может быть и результатом определенных усилий по ее воссозданию в теле человека, например занятий цигуном.