Четвертый выпуск «Уроков китайской гимнастики»

Предлагаемый вниманию читателей четвертый выпуск «Уроков китайской гимнастики» завершает задуманный нами цикл изданий, пропагандирующий возможности традиционных систем оздоровления, связанных с дальневосточными боевыми, или воинскими, искусствами. Она посвящена цигуну — китайской системе психофизиологической тренировки.
О цигуне, позволяющем добиваться поистине чудодейственных результатов, речь шла и в первом выпуске наших «Уроков...». Но сказать в этой связи, что «круг замкнулся», было бы неверно. Скорее тут уместен другой образ — диалектической спирали, возвращающей нас к старой теме, но уже на другом информационном уровне. Ведь если в первом выпуске были даны лишь общие представления о цигуне, то теперь делается попытка более глубинного проникновения в суть этого удивительного достижения древней культуры.

Именно поэтому обширная первая глава книги посвящена традиционному философско-этическому и психофизиологическому «фундаменту» цигуна, восходящему в своих приемах к древнейшим представлениям о единстве Человека и Природы, о неразрывной связи его с Мирозданием. Конечно, многие читатели могут соблазниться «быстрым эффектом» и, пропустив первую главу, начать сразу ео следующих, более практических в своих конкретных рекомендациях. Хотелось бы предостеречь самых нетерпеливых от этого. Ибо цигун не сводится только к комплексу физических упражнений — они неотрывны и от умения управлять своим сознанием (а через него — и физиологическими процессами в организме), и от самовоспитания в духе определенной нравственной системы, и от чувства единства своего «микрокосмического я» с макрокосмосом. Одним словом, не торопитесь, уважаемые читатели, не спешите — и тогда эта достаточно скромная по объему книжка научит вас очень многому.

Медленно, словно всплывая в воздухе, человек становится ногами... на два воздушных шарика. Другой выполняет акробатическую стойку — на вытянутом указательном пальце. Третий, приставив острие копья в горлу, так наваливается на него, что древко сгибается дугой. Четвертому ассистенты буквально швыряют на темя бетонную плиту, которая с грохотом раскалывается на две части.

Перечисление показательных номеров, с которыми выступают мастера цигуна, можно продолжать бесконечно. И не в цирковых трюках суть цигуна — китайской системы психофизиологического тренинга. Психофизиологического — поскольку именно умение управлять своим сознанием, психикой лежит в основе навыков, позволяющих «командовать» внутренними физиологическими процессами в организме и добиваться от него поразительных результатов,— настолько поразительных, что силен соблазн «отменить» их как противоречащих науке и здравому смыслу.

Достаточно веским основанием для предубеждения по отношению к древним приемам совершенствования психических и физических возможностей считалось и происхождение этих приемов. Все они восходят к древнейшим религиозным культам и некогда рассматривались как средства приобщения к природным и божественным началам, поэтапного обретения их совершенства и всемогущества. Хотя подобные методы получали мистическое объяснение, все они опирались на реальный опыт. В частности, опыт погружения сознания в состояние транса, когда оно отключается от восприятия мира. Такие состояния были и остаются характерными для некоторых религиозных ритуалов, участники которых ощущают свою приобщенность к высшим силам. Определенные виды трансоподобных состояний позволяют творить буквально чудеса — неожиданно выказывать физические возможности, обычно недоступные, не чувствовать боли, усталости, избавляться от болезней. Все это считалось заслугой божеств и духов. Шаманы, маги, жрецы тщательно оберегали от непосвященных и совершенствовали такого рода методы. В частности, технику медитации — погружения сознания в состояния, позволяющие «общаться с потусторонними силами» и даже совершать «чудеса». Многие такие приемы были эффективными средствами лечения, оздоровления, продления жизни.

В 20-е — 30-е годы немецкий невропатолог И. Шульц, опираясь на анализ уже довольно популярной в то время на Западе индийской йоги, а также современный ему опыт лечения и оздоровления, создал систему аутогенной тренировки — аутотренинг. Ее различные модификации легли в основу многочисленных систем психофизиологического регулирования, применяемых главным образом в медицине и спорте. На базе техники йоги в 60-е годы разработана индийским физиком Махариши Махеш Йога и ныне развивается его последователями «трансцендентальная медитация» — система психотренинга, наиболее популярная в США. Она также широко используется в лечебно-профилактических целях. Опыт восточных методов изменения состояния сознания и даже требования к чтению молитв в различных религиях исследовал американский психолог Бенсон, создатель известной методики релаксации — мышечного и психического «расслабления». С 50-х годов все шире входят в современную практику и методики китайской системы цигун.
Все системы психофизиологического тренинга, независимо от их происхождения, используют сходные приемы. Прежде всего методы погружения сознания в такие состояния, когда от управления организмом «отключаются» системы мозга, в обычном состоянии позволяющие активно реагировать на внешвития разнообразных способностей. В том числе тех, которые казались окружающим сверхъестественными.

Подобная практика была известна всем народам. Но на определенном этапе исторического развития стран Запада она по целому ряду причин «не вписалась» в господствующие здесь идеологические и научные тенденции.
Иначе обстояло дело в ряде восточных цивилизаций. Древние способы контроля за психикой и телом, формирования соответствующих навыков обогащались в русле развитых философско-религиозных течений, народных сект, семейных традиций. И в конце концов выходили за их рамки, получали своеобразное рациональное истолкование в понятиях традиционной науки и философии.

К опыту восточных культур и пришлось обратиться современной науке в нашем столетии. Первоначально главным поводом для этого стали явления, обозначенные в 50-е годы емким словом «стресс». В широком смысле этот термин, введенный в оборот канадским ученым Г. Селье, подразумевает реакцию организма на повышенные или непосильные для него нагрузки — физические и главным образом психические. Судорожный ритм жизни современного общества, возрастающий поток информации, обрушивающийся на сознание человека, выдвинули вопросы регуляции психического состояния на передний план медицинской или холода, связанное с расширением и сужением кровеносных сосудов, либо ощущение тяжести или легкости.

Это достигается за счет использования так называемого идеомоторного механизма. «Идея» — образное представление о чем-либо — вызывает «моторную» реакцию — непроизвольные сокращения мышц, усиление или уменьшение секреторных выделений и т. п. Например, представим себе прикосновение к коже холодного предмета — и организм отреагирует сужением сосудов и «мурашками» по телу. Или вспомним, если изрядно проголодались, что-нибудь вкусное — рот моментально наполнится слюной. Те или иные «моторные» реакции вызывает практически любой образ, даже самый отвлеченный,— мозг тут же выдаст набор образов-ассоциаций, в которых организм найдет «повод» для физиологической реакции. В обычном состоянии сознания в мозгу в доли секунды проносятся хороводы таких ассоциаций, которые и «отвлекают» организм от саморегулирования, а при перегрузке психики и нервной системы вызывают расстройства здоровья.
Но эти образы можно специально подбирать и дозировать. Этим пользуются психотерапевты. (Нередко — для лечебного воздействия на пациента, находящегося под гипнозом.) Образы-команды, данные врачом, стимулируют безусловные рефлекторные связи — те, что присущи здоровому организму и угнетены у больного. Серия сеансов
раздражители. С их «отключением» начинают действовать такие системы, которые обеспечивают восстановление ресурсов нервных клеток, как во время сна. Одновременно включаются механизмы саморегуляции организма, созданные природой для автоматического согласования работы всех его систем.

Медитативные, или «особые», состояния часто называют гипоидными — многие исследователи полагают, что они идентичны различным фазам гипноза. Некоторые формы гипноидных состояний допускают целенаправленные скоординированные действия, реакцию на окружающее — это можно увидеть во время выступлений гипнотизеров на эстраде. Но при самостоятельном выполнении психорегулирующих упражнений в роли гипнотизера выступает сам занимающийся. Он и вводит себя в нужное состояние, и подает себе команды. Если он выполняет при этом физическое упражнение, нацеленное на укрепление тех или иных внутренних органов, тканей, функций организма, его усилия совпадают с усилиями механизмов саморегуляции.
Управление психическими и физиологическими процессами в «особых» состояниях возможно и без выполнения движений — в статическом режиме, т. е. в неподвижной позе. Например, методы аутогенной тренировки и релаксации позволяют «командовать» вегетативной нервной системой: вызывать чувство теплагипнотерапии закрепляет определенные образы в «подсознании» пациента и формирует цепь условных рефлексов, воздействующую на механизм безусловных рефлекторных связей. В результате налаживаются функции пораженных болезнью систем организма или облегчается отказ от вредной привычки. Некоторые методики гипнотического воздействия позволяют выявить и пробудить прежде заторможенные способности, повысить восприимчивость к обучению каким-либо навыкам и т. п.

Аналогичные возможности предоставляют и методы самоконтролируемой психорегуляции. Все они — и традиционные, и современные — предусматривают определенные наборы «установок» — предварительно заданную «общую» систему образов (цель) и последовательно реализуемые образы-команды. Они действуют практически без помех, поскольку в особых состояниях сознания другие мысли и переживания исключены. Действие системы установок может быть согласовано с определенной комбинацией движений, которая сама по себе должна способствовать конкретным физиологическим процессам. В таком случае образы-команды «попадают в резонанс» с эффектом физических упражнений и работой природных механизмов саморегуляции. Это и объясняет чудодейственные результаты применения подобных систем.

Все сказанное выше относится и к цигуну. В нем так-же используются названные выше механизмы и приемы.
Но есть у них специфические особенности. Теория цигуна признает, а практика непосредственно включает так называемые паранормальные — необычные — феномены. К тому же сама система образных установок, применяемых в цигуне, восходит к представлениям традиционной китайской науки и культуры. А они далеко не всегда встречают понимание представителей современной науки.

Эти обстоятельства долгое время мешали принять китайские методики психофизиологической саморегуляции. Объяснения и образы-установки, чуждые современному научному мировоззрению, часто вызывали и вызывают естественное чувство протеста. Поэтому нередки попытки заменить их на другие, корректные с точки зрения современного знания. Требования «корректности» иногда побуждают вносить изменения в сами упражнения.
Однако то, что получается в результате таких попыток, уже неправомерно относить к цигуну. Даже если «модифицированные» таким образом методики приносят пользу здоровью, это уже нечто иное — дыхательная гимнастика, лечебная физкультура либо аутотренинг. Неизбежно меняется эффект от выполнения упражнений. В любых комплексах цигуна он точно рассчитан. Произвольная замена образных установок и приемов, ритма и характера усилий может привести и к непредсказуемым комбинациям психических и физиологических реакций. Например, к чрезмерной стимуляции одних систем организма в ущерб другим. И во всяком случае — к отсутствию или искажению тех реакций, на которые был рассчитан комплекс.

Прямой и абсолютно точный перевод древних понятий одной культуры на современный язык другой, как правило, невозможен. Разным эпохам и культурам присущи свои способы мышления, организации и передачи знания. Но учет этих особенностей оставляет место для разумной интерпретации древних образов-установок и теоретических положений, приведения их в соответствие с современными представлениями и личным опытом. Чтобы помочь в этом тем, кто намеревается приступить к освоению лечебно-оздоровительных упражнений цигуна под руководством инструктора, в книге даны общие сведения о теории, истории и практике этой системы тренинга. И некоторые сведения об особенностях китайской культуры, которые имеют прямое отношение к теме книги.