НАУКА ДРЕВНЯЯ И СОВРЕМЕННАЯ

Лишь в нашем столетии наука подошла к пониманию связей живого организма с циклами планетарных и космических процессов. Одно из свидетельств нового подхода к природным явлениям — теория биоритмов и многочисленные научные гипотезы на этот счет. Но об изменении состояния организма и характера жизнедеятельности в зависимости от года, сезона, суток знали еще в средневековом Китае. Например, известно, что пик функций меридиана легких приходится на 3—5 часов утра, затем «пневма перетекает» в меридиан толстой кишки, время активности которого — 5-7 часов, далее — в меридиан желудка и последовательно в меридианы селезенки, почек, перикарда, «трех обогревателей», желчного пузыря, печени с двухчасовыми периодами активности каждого из них. Через 12 часов после пика функций того или иного меридиана наступает их максимальный суточный спад.. Эти наблюдения подтверждаются современными данными. Изменения характера функциональной активности организма в теории китайской медицины определяются с точностью до получаса.

На суточные циклические закономерности теория китайской медицины проецирует сезонные, на них — годовые и т. д. Болезнь, по образному определению П. Будона, рассматривается как рассогласование хода «разномасштабных часов», определяющих течение дневных, сезонных, годовых и иных периодов человеческой жизни. Соответственно, лечение — синхронизация хода этих «часов».

Связи временных климатических циклов с изменением состояния природной среды и характером процессов, протекающих в организме, устанавливает традиционная китайская теория у юиь лю ци («пять трансформаций — шесть видов пневмы»). Она опирается на более широкую теоретическую систему — «учение о символах и числах» (сян шу чжи сюэ), или нумерологию. Эта система, как обоснованно по- ' латает доктор философских наук А. И. Кобзев, лежит в основе методологии всей китайской классической философии и науки.

Китайскую нумерологию можно назвать учением о соотношении и взаимодействии ритмов, отражающих природные и космические закономерности, и о способах выражения этих закономерностей. Нумерологические схемы и методики расчетов широко использовались в различных областях китайской науки. В том числе в медицине и цигуне. Все они восходят к одному источнику — классической «Книге перемен» — «И цзину» (IX—VII вв. до н. э.).Большинство исследователей сходятся в том, что в этом памятнике своеобразно закодированы результаты длительного культурного опыта, астрономических, медицинских и иных наблюдений. На основе графических схем и текста «И цзина» на протяжении более двух тысяч лет и создавались нумерологические методики расчетов, многочисленные научные труды.

Базовые графические комбинации «И цзина» — восемь триграмм. Они представляют собой сочетание трех черт двух видов: сплошной, соответствующей силе ян, и прерванной, обозначающей силу инь. Триграммы трактовались как живые «образы» первооснов мироздания, а 64 гексаграммы, конструкции из шести черт,— как реальные ситуации, определяемые взаимодействием этих первооснов. Входящий в название «И цзина» иероглиф «и» — «перемены» — обозначил главную идею этого памятника: о всеобщей изменчивости и 0остоян-ном движении проявлений Дао. Каждой триграмме и гексаграмме соответствуют комплексы образов и понятий, относящихся к пространству, времени, природным явлениям, органам тела и т. д., практически ко всем мыслимым в древнем и средневековом Китае аспектам бытия.

Триграммы в разных случаях по определенным правилам располагаются в линию, квадратом (символ Земли) или по кругу (символ Неба), гексаграммы — обычно квадратом (рис. 16) либо по кругу. Самое распространенное расположение триграмм в последовательности, приписываемой легендарному основателю китайской цивилизации Фуси, в круговом варианте соотнесено со сторонами света (перевернутой розой ветров — юг вверху) и представляет собой элементарную схему идеально правильного — «иреждене-бесного» — порядка развития космоса (рис. 17). И, как мы помним, человеческого организма. Другой из двух наиболее распространенных порядков, приписываемый основателю династии Чжоу (XI в. до н. э.) Вэнь-вану, подразумевает сложное «посленебесное» развитие мировых процессов (рис. 18). Он уже не отличается идеальной симметричностью и регулярностью перехода одной триграммы в другую, его принципы во многом загадочны. Порядки триграмм и гексаграмм Вэнь-вана также широко применяются в нумерологических расчетах, в том числе в медицине. Наряду с триграммами и гексаграммами «образы» мироздания выражаются геометрическими фигурами. Поскольку с ними корреспондируют определенные комплексы предметов, вещей, явлений, ощущений и т. п., а сами «образы» поставлены в сложную систему пространственных отношений друг с другом, с их помощью можно выражать любые ситуации, процессы и явления. «Образам» соответствуют и, как считается, выражают их числовые комбинации. Например, триграммы Цянь (небо) и Кунь (Земля) выражаются соответственно числами 9 и 6. Эти же числа соответствуют кругу и квадрату, а также гексаграммам, которые могут рассматриваться как удвоения триграмм.

Цянь и Кунь й одноименны с ними. В цифровые комбинации входят числовые обозначения (номера) триграмм и гексаграмм в разных порядках, номера черт, номера их позиций и т. п.

Связать пространственный аспект нумерологических расчетов с «четвертым измерением» — временем — помогают наборы циклических знаков — иероглифов, применяющихся преимущественно в традиционной системе счисления времени.
На комбинации сочетаний триграмм и гексаграмм, геометрических фигур с их числовыми эквивалентами и циклических знаков накладывается универсальная классификационная схема «пяти элементов» (или «стихий»). «Элементы» — «вода», «огонь», «металл», «дерево», «почва» — в китайской традиции не материальные субстанции, как в древнегреческой философии, а определенные классификационные позиции. Связи между ними определяют главным образом направление и последовательность развития каких-либо процессов. Из 20 стандартных порядков «пяти элементов» в медицине обычно применяются два: «взаимопорождение» («дерево» — «огонь» — «почва» — «металл» «вода», потом «дерево» и т. д.) и «взаимопреодоление» («почва» — «дерево» — «металл» — «огонь» — «вода»...) . Центральным «элементом», объединяющим все остальные, является «почва».

Данные порядки преобразуются друг в друга посредством смены позиций «элементов» через одну. Графически это обычно обозначается правильным пятиугольником (или кругом) и вписанной в него пентаграммой (рис. 19). «Элементы» тоже соотносятся с конкретными образами и понятиями. Таблица основных коррелятов «пяти элементов» здесь дается с сокращениями, оставлены только те позиции, которые имеют прямое отношение к психике и жизнедеятельности человека. К этой таблице нам еще придется вернуться, когда речь пойдет об упражнениях цигуна и методических рекомендациях. И в таком урезанном виде она показывает богатство возможных связей и соотношений в нумерологических расчетах, в которых применяется эта таблица.

В нумерологии применяются и математические операции. Великий философ и математик XVIII в. Лейбниц даже усмотрел в «Книге перемен» изложение двоичной системы счисления.

Основания для этого дает порядок триграмм по Фуси. В нем последовательность смены черт триграмм следует той же закономерности, что и смена знаков 1 и 0 в двоичной арифметике. То же присуще и порядку гексаграмм Фуси. Но арифметические и вообще устойчивые математические закономерности, которые можно было бы выразить линейными уравнениями, плохо прослеживаются в других стандартных порядках триграмм и гексаграмм. Так что математика в нумерологических расчетах — не самое главное. Вместе с тем они бывают.удивительно точны и эффективны. Особенно в медицине.

Органы, меридианы, акупунктурные точки, части тела и их комбинации по определенным принципам соотносятся с триграммами и гексаграммами, различными их порядками, циклическими знаками, числовыми наборами, «элементами», отрезками времени и т. п. Сложная система соответствий, универсальные классификационные схемы и алгоритмы перевода одних структур в другие позволяют формулировать правила диагностики и лечения с учетом временных и климатических факторов. Например, находить акупунктурные точки, на которые следует воздействовать при лечении данного заболевания в определенное время суток, в определенный сезон, выбирать способ такого воздействия и многое другое.
Варианты использования графических схем в различных системах китайских «гимнастик» могут быть крайне разнообразны. Но большинство таких схем создано уже в нашем столетии. Будучи нередко весьма примитивным, они очерчивают лишь общий абрис психического и физического действия. Графические конструкции и нарочито упрощенные пояснения к ним, помимо выполнения «установочной» функции, играют роль своего рода мнемонических формул «для запоминания». Их применение облегчает усвоение начинающими базовых принципов того или иного стиля либо методики. Однако многие наши энтузиасты цигуна и ушу ищут в них некие «энергетические» откровения, универсальные ключи к своему телу и психике. В современной лечебно-оздоровительной практике чаще используется таблица соответствий и схемы взаимодействия пяти «элементов», приведенные выше. Они помогают объяснить занимающемуся общую логику выполнения упражнений, особенности необходимого режима питания, поведения, распорядка дня.

Структуры и принципы расчетов, восходящие к «И цзину», изучаются прежде всего китаеведами и медиками. Но к ним проявляют внимание прежде всего представители естественных и точных наук, математики, программисты. Некоторые исследователи считают, что формальный аппарат нумерологических схем удобен для построения компьютерных моделей, поэтому подобные способы организации информации имеют большое будущее.

Не менее интересны для современной науки и традиционные китайские представления о структуре и закономерностях космоса. Например, специалист по математической физике член-корреспондент АН СССР С. П. Кур-дюмов усматривает в них аналогии с возможными путями решения фундаментальных проблем, вставших перед современной математической физикой. Среди них такие, как проблема соотношения хаоса и порядка, самоорганизации сложных систем, логики нелинейных процессов в сложных системах (т. е. приципиально не поддающихся описанию в линейных уравнениях, предусматривающих ограниченный набор решений) и т. п.

Любопытен и тот факт, что с позиций представлений традиционной китайской науки легко истолковываются многие так называемые паранормальные явления. Например, дистанционное воздействие на организм без применения технических средств и экстрасенсорное — «сверхчувственное» восприятие. В Китае официально принято и мало кого удивляет название способов диагностики и лечения, основанных на этих феноменах — «информационная цигун-терапия». В традиционных понятиях она толкуется как восприятие исходящих от тела больного «пневменных» излучений, «поля человеческого тела» (жэньтичан), воздействие на него «внешней пнев-мой», исходящей из рук экстрасенса — мастера цигуна, — и «изначальной ци», получаемой из космоса. У нас этот феномен известен как «бесконтактный массаж». Приемы же «бесконтактного самомассажа» присущи буквально всем упражнениям цигуна, выполняемым в движении.
Другие исследователи утверждают, что «биологические поля» имеют особую природу, во многом специфичную у экстрасенсов. Для обоснования этого предложения привлекаются гипотезы о неизвестных науке формах существования материи, полей и энергий, способах передачи и получения информации.

Другой феномен, все еще остающийся во многом загадочным,— разбивание голой рукой или ногой предметов, неизмеримо более твердых, чем ткани человеческого тела. Отсутствие боли и необычайное напряжение мышц в этот момент уже не загадка. Их объясняют разновидностью каталептического состояния — такой формы связи между различными структурами мозга, которая обеспечивает «застывание» мышц и отсутствие чувствительности.

Но почему не повреждаются ткани тела при ударе — все еще не ясно. Традиционная китайская наука объясняет это «выбросом» жесткого потока ци и изменением свойств тканей в результате трансформаций ци. Современные ученые высказывают подчас взаимоисключающие мнения на этот счет.

Природа этих и иных загадочных феноменов часто связывается с неизвестными еще свойствами психической деятельности. Для их объяснения привлекаются смелые гипотезы, иной раз посягающие на основы общепринятых научных доктрин. Ведется и и активная экспериментаторская работа. Более подробно с этой тематикой читатель может познакомиться в книге доктора психологических наук В. Н. Пушкина и доктора биологических наук А. П. Дуброва «Парапсихология и современное естествознание» (М., «СОВАМИНКО», 1990).

Характер «информационно-полевых» взаимодействий, видимо, не очень скоро будет вполне удовлетворительно интерпретирован современной наукой, привыкшей раскладывать любое явление по полочкам автономных механизмов и связей между ними. Некоторые ученые склоняются к выводу, что для объяснения подобных явлений и подлинного овладения ими потребуется коренная перестройка системы научного мышления. Они полагают, что пока в нем, несмотря на появление и развитие теории относительности и квантовой физики, по-прежнему господствуют принципы ньютоновой «физики биллиардных шаров», по выражению Дж. Нидэма, известного американского китаеведа и историка науки, т. е. жесткий механицизм. В этой связи представляет не праздный интерес теория Нидэма о возникновении «экуменической» (т. е. «всеобщей»), «целиком орга-низмической» науки будущего, в которой «сольются этнические характеристики» всех научных традиций.